Геотехническая лаборатория МОСТДОРГЕОТРЕСТ

За геологами постепенно остается только изучение опасных процессов

Ред.: Вы в начале года выступили в МГУ с докладом о «цифровом грунтоведении». Почему это было сделано?

О.О.: Работая внештатным экспертом в Мосгосэкспертизе, я, к сожалению, год от года отмечаю снижение объемов отчетов, поступающих на инженерно-геологическую экспертизу. Это не удивительно: идет страшный демпинг по ценам, эти работы становятся нерентабельными. В тоже время растет количество отчетов, которые попадают на экспертизу к экспертам отдела проектирования, где некоторое время назад была создана геотехническая экспертиза.

На наших курсах повышения квалификации, Вы сами много раз видели, как геотехники прямо заявляют, что они все чаще не могут обращаться к геологам, потому что те не понимают, что от них требуется.

И отчасти, кстати, именно в этом идея курсов повышения квалификации, которые мы проводим у нас. Мы хотим показать, что геологи вполне могут заниматься нелинейными моделями. Ведь в принципе это те же инженерно-геологические изыскания, лишь немного усложненные. Несколько дополнительных манипуляций, и любой геолог уже в состоянии получать исходные данные для нелинейных моделей. Ведь нелинейная модель – это всего лишь модель, в которой учитываются пластические свойства грунтов на этапе девиаторного нагружения. Для работы с ней требуется несколько дополнительных параметров, ничем не отличающихся от традиционных. Их все можно получить по действующим в нашей стране ГОСТам.

Ред.: То есть геотехники постепенно вытесняют традиционных инженер-геологов?

О.О.: Тут я могу высказать обобщенное мнение наших экспертов. За нами, то есть за геологами, постепенно остается только изучение опасных процессов. Это направление геотехники пока в полной мере освоить не могут. Здесь действительно нужен опыт, специальные знания, многолетние наработки и пр. Однако эти работы далеко не основные. И не стоит забывать, что опасные геологические процессы проявляются не везде. Когда они есть – да, это важная часть работ.

А все, что связано с определением физико-механических свойств грунтов, уходит в область знаний геотехников. Математический аппарат, который есть в их распоряжении, позволяет решать такие задачи, которые рядовым инженер-геологам не под силу. Например, геотехники могут решить не только прямую, но и обратную задачу, то есть по осадкам здания определить обратным пересчетом свойства грунтов, в том числе модуль деформации и прочностные свойства.

Ред.: Есть, например, такая сложная проблема, как строительство на многолетнемерзлых грунтах. Разве тут геотехники могут справиться без геологов?

О.О.: Если уж на то пошло, то мерзлотоведение – это не инженерная геология. Эту науку изучают на совершенно другой кафедре. Там даже другой математический аппарат. И если взять, например, МГУ, то кафедра мерзлотоведения всегда была второй по уровню сложности в физико-математическом плане, уступая лишь кафедре геофизики.

Тем не менее, в геотехнических программах сейчас есть специальные термические модули, в которые заложены все достижения мерзлотоведов, и которые позволяют определять все, вплоть до деформаций или изменения несущей способности грунтов в процессе их промерзания или оттаивания. Программы могут даже прогнозировать проблемы, возникающие в следствие появления тени от вновь построенного сооружения и усиления в связи с этим морозного пучения. То есть геотехника уже взяла все эти знания на вооружение.

Ред.: И все-таки, с опасными геологическими процессами, например, оползнями, строителям регулярно приходится сталкиваться. Например, в Крыму. Какие есть нюансы при их учете для безопасного строительства?

О.О.: Справедливости ради надо сказать, что строительство современных объектов, как правило, проходит не на оползневых участках. Например, в Крыму сейчас идут в основном военные объекты и, естественно, выбираются участки, где все стабильно.

Часть объектов, например, горнолыжные курорты, канатные дороги, автомобильные дороги, конечно, сталкиваются с проблемой оползневых процессов. И таких объектов через нашу лабораторию проходит всегда много. В этих случаях мы сталкиваемся с самыми разными проблемами. Например, это могут быть грунты со специфическими свойствами – аргиллиты, алевролиты, которые ведут себя особым образом. Здесь приходится по специальным технологиям выполнять сдвиговые опыты, определять недренированную прочность, поскольку плоскость разрушения часто бывает обводнена. Вместе с тем, большую роль играет и выбор соответствующего средства для расчета устойчивости таких склонов.

Ред.: В АО «МОСТДОРГЕОТРЕСТ» регулярно проходят курсы повышения квалификации для инженер-геологов и геотехников. Все на них объясняется только на примере программы Plaxis. Почему так?

О.О.: Дело в том, что изначально у нас был соответствующий договор лишь с поставщиками данного программного комплекса – ООО «НИП-Информатика». Но сейчас ситуация изменилась. Программный комплекс Midas начал внедряться в производственную практику несколько позже Plaxis, однако достаточно быстро сумел стать ему конкурентом благодаря своей агрессивной маркетинговой стратегии и, вероятно, благодаря тому, что в Москве открылось полноценное подразделение Midas. Это реально действующая структура, в которой работают квалифицированные отечественные инженеры, в основном, выпускники МГТУ им. Баумана, которые непосредственно участвуют в разработке данного программного средства, в том числе, применительно к нашим инженерно-геологическим условиям. Для Москвы важно также то, что эта структура находится здесь, что очень облегчает все коммуникации.

В этом году к нам приехали представители Midas, сделали нам комплимент, назвав самой продвинутой лабораторией в России и предложили бесплатно установить последнюю версию программного комплекса на все наши учебные места. Мы согласились, и теперь некоторое время в нашем курсе отведено на лекции сотрудников Midas, которые показывают возможности своего программного комплекса. Сейчас мы находимся на пути согласования нашей общей учебной программы, поскольку мы не хотели бы менять устоявшееся содержание курсов. При этом будем стремиться к тому, чтобы на нашей площадке конкуренция между производителями была честной.

Ред.: Можете объективно оценить, есть ли у одного программного комплекса преимущества перед другим?

О.О.: Я бы не хотел говорить о преимуществах и недостатках Plaxis и Midas. Кто-то привык работать на одном программном средстве, кто-то на другом. И не потому, что один продукт лучше или хуже другого. По расспросам геотехников, определяющим фактором для них при выборе ПО является удобство интерфейса. То есть вся конкуренция, в основном, разворачивается за новых пользователей, у которых еще не выработалось привычки к работе в той или другой программе.

Ред.: В завершении нашей беседы, расскажите, пожалуйста, еще раз в двух словах, в чем отличие традиционного грунтоведения от цифрового?

О.О.: Оно отличается только лишь тем, что стоит на службе нашей геотехники, которая полностью работает в цифровом режиме. Мы изучаем все те же свойства грунтов, но делаем это таким образом, чтобы в конечном счете получить входные данные для программных комплексов численного моделирования.